dervishv (dervishv) wrote,
dervishv
dervishv

Category:

Сторожевой пост "Марс".

При всём моём уважении ко всем прошедшим войну в Афганистане, я порой, без преувеличения, даже «смущаюсь», когда кто-либо «гордится» тем, как пил водку или посылал старших по званию «куда подальше». Первый разведвзвод 1мсб, 177смп в период моей службы пахал как «папа Карло». Времени на разгильдяйство не было от слова «вообще»...

Безимени-3

Продолжаю публиковать воспоминания моего друга, ветерана Афганистана Алексея Федотова.
Так как исторические фотографии у автора кончились, рассказ украсил своими из реконструкции по Афганистану.

Шло первое лето моей службы в Демократической Республике Афганистан. Уже прошла акклиматизация, на кожу лёг устойчивый загар, выезды по тревоге на обстрелы колонн стали обычным делом. Стояла огненная июльская жара 1986 года. Духи жгли советские и афганские колонны, тянущиеся к перевалу Саланг, с настойчивой регулярностью. После чего, очередную порцию сожженных автомашин приходилось сталкивать с дороги.
В основном, это были «наливники» - автомобили с цистернами, перевозящие в своих резервуарах до 10 тонн горючего. При подъёме к перевалу колонны снижали скорость, сразу становясь доступной мишенью для духовских банд. Действия разворачивались по надёжному сценарию – подбивали головную и замыкающую машину, а середину расстреливали как в тире. Метров на сто пятьдесят на дороге образовывалась огненная пробка, в которой горели и машины и люди. Десятки тонн горящей солярки и бензина разливались вдоль раскалённого добела металла. Его корёжило, гнуло, рвало на части. А вокруг этого огненного ада действовали вызванные по тревоге разведчики.

RAG_0870-1

Это были хорошо спланированные духовские засады на участке дороги северной стороны перевала Саланг. В результате таких действий со стороны мятежников гибли люди, уничтожалась техника, грузы, топливо.
Особо уязвимым местом трассы на тот период оказывался участок дороги от ущелья Чандоран до кишлака Лальмаи. С правой стороны по ходу движения к перевалу Саланг, с горного хребта высотой примерно в 500 - 600 метров от уровня дороги, регулярно работал крупнокалиберный пулемёт. Духи били по дороге с ДШК. Его прицельная дальность 3500 метров, скорострельность 150 выстрелов в минуту. Так же били с 82-миллиметрового миномета. Достать их с трассы было крайне тяжело. Так что командованием батальона было принято решение занять эту господствующую высоту и разместить на ней выносной пост с кодовым названием «МАРС».
Операция началась в 4 часа утра. Для её проведения подтянули полковую разведроту и разведчиков из других батальонов. Вдоль дороги сосредоточилась бронетехника.

RAG_0788-1

По команде начали восхождение. В гору потянулась вереница разведчиков в общей сложности примерно из 120 человек. По тропе шли впервые. Угол подъёма был достаточно крутой. На многих участках поднимались с использованием всех четырёх конечностей. Каждый участник группы был загружен под завязку. Сразу поднимали воду, продовольствие, боеприпасы, цемент. Каждый нёс на себе вес от 30 до 50 килограммов.
Я нёс 4 коробки мин, по две в каждой руке. В каждой коробке по 3 мины. Вес 82-х миллиметровой мины - 3,6 кг, всего - 12 мин, общим весом 43,2 кг. По 22 кг в кисти каждой руки плюс автомат и собственный боекомплект. Ручки у минных коробок тонкие, нести их было крайне неудобно, кисти рук сводило до судорог. Я сжимал покрепче зубы и с перетянутым лицом тянул свои 12 мин почти что в забытьи. Видимо, замечая мои предельные состояния, мне иногда помогали Амир Сайфутдинов и Виктор Удодов – старшие меня на полгода разведчики. И так непрерывно поднимались в течение 3 часов.
Примерно в 7 утра мы заняли высоту.

RAG_0826-1

Духи встретили нас огнём. Били с противоположного склона ущелья Чандоран и с более высоких вершин правой стороны хребта. У нас появились раненые. Впереди был длинный летний день, сумерки наступали только через 15 часов. Под огнём приступили к постройке долговременных укреплений: замешивали цемент, собирали камни, выкладывали стены будущего выносного поста. Ниже уровня стен, насколько это было возможно, вырывали углубление, служившее полом укрытия. Впоследствии его формировали, взрывая тротиловые шашки.
Часть группы при этом начала спускаться вниз к дороге для повторного подъёма воды, боеприпасов и стройматериалов.
Поначалу пост был небольшим сооружением, но в последствие он укрепился и превратился, по сути, в полноценную боевую крепость. Стены имели толщину 80 – 90 сантиметров. Вокруг поста были расставлены противопехотные мины, сигналки, уложено малозаметное препятствие – проволока-путанка. Подойти к посту можно было только по одной тропинке.
Личный состав выносного поста «Марс» состоял из 12 солдат и одного офицера. На вооружении были 82 миллиметровый миномёт («поднос»), крупнокалиберный пулемёт «Утёс», АГС - автоматический станковый гранатомёт. Запас боеприпасов составлял 4 – 5 боекомплектов к каждому вооружению.

RAG_0836-1

Последующие подъёмы на «Марс» занимали два, два с половиной часа. Разведвзвод совершал такие подъёмы регулярно. Мы никогда не поднимались «пустыми». Всегда прихватывали по 20 – 30 кг груза на каждого. Брали воду, еду, боеприпасы.
В общей сложности я лично в составе разведгруппы за полтора года службы поднялся на «Марс» не менее пятидесяти раз. И каждый раз нес на плечах либо мешок цемента, либо мины, либо термос с водой, либо ещё что-то. Порой совершали по два подъёма за день. Спускались почти бегом за 15 – 20 минут. Честно говоря, за все полтора года службы в Афганистане я не помню себя, валяющимся на кровати в дневное время суток, за исключением полутора часового послеобеденного отдыха. Мы всегда были чем-то заняты. Бывало, выезжали по тревоге по два раза на день. А когда не было «боевых», то укрепляли свою заставу, поднимали на выносные посты грузы, либо делали что-то ещё, где буквально не приходилось стрелять.
При всём моём уважении ко всем прошедшим войну в Афганистане, я порой, без преувеличения, даже «смущаюсь», когда кто-либо «гордится» тем, как пил водку или посылал старших по званию «куда подальше». Первый разведвзвод 1мсб, 177смп в период моей службы пахал как «папа Карло». Времени на разгильдяйство не было от слова «вообще». Если бы мы вели на заставе праздный образ жизни, мы бы все просто сдохли в горах под теми нагрузками, которые нам приходилось преодолевать. Может это кого-то удивит, но у нас каждое утро была десяти километровая пробежка – с автоматом и в 18 килограммовом бронежилете, набитым гранатами и одетым на голый торс. Не зная наверняка, мы интуитивно догадывались, что, по всей видимости, наш разведвзвод был единственным советским подразделением в Афганистане, кто практиковал такие утренние пробежки вне территории заставы. А после пробежки - спортгородок. И всё это вместе с командиром батальона Валерием Вощевозом. Он и ввёл это в норму и во всём участвовал лично. В казарме разведчиков в этот момент мог остаться только дневальный. Вот отсюда и бралось уважение к командиру и готовность выполнять его приказы. У разведчиков 1мсб, 177смп было именно так.
Стоит отметить, что с того самого места, где разместили сторожевой пост «Марс», по нашим колоннам регулярно вели огонь два предателя, перешедших на сторону противника. Речь идёт об Алексее Оленине или Рахматулле и о Николае Выродове или Насратулле. Они активно участвовали в ведении боевых действий против советских войск. С нашей стороны за ними неоднократно велась охота. Однажды силами разведвзвода был взят в плен один из местных главарей банды. Через сотрудников афганской госбезопастности (ХАД) с мятежниками была получена договорённость об обмене их командира на дезертировавших советских солдат. Но как только предатели узнали, как с ними собираются поступить духи, они взяли оружие с боекомплектом, поднялись в горы, заняли выгодную позицию и открыли огонь по советским колоннам, следовавшим в направлении перевала Саланг. Пораженный их убеждённостью в борьбе со своими соотечественниками, полевой командир Суфи Паянда сделал их своими названными братьями и отказался от обмена. Так они продемонстрировали свою преданность мятежникам.

RAG_0792-1

С выставлением сторожевого поста «Марс» обстановка на участке дороги от ущелья Чандоран до кишлака Лальмаи значительно улучшилась. Хотя духи и не прекратили совершать обстрелы, но были вынуждены делать это более осторожно. Быстрее уходили после нападений, не преследуя цель сжечь всю колонну целиком. Старались уйти, не раскрыв своих позиций, до прибытия наших групп.
Всего у 1МСБ 177МСП было 19 сторожевых постов (секретов). Вот те, которые удалось вспомнить Марс, Луна, Алмаз, Жемчуг, Высота, Гора 21, Гора 22.
Всех, служивших непосредственно на самом сторожевом посту «Марс» и на остальных секретах, считаю настоящими героями.

RAG_0885-1

2020



Tags: Алексей Федотов, Афганистан, Валерий Вощевоз, афганцы, ветераны боевых действий, война, история, реконструкция
Subscribe

Posts from This Journal “Алексей Федотов” Tag

  • Прилет в Афганистан – от Ашхабада до Хинжана.

    24 апреля 1986 года самолет гражданской авиации ТУ-154, заходя на посадку над Кабулом, через свои иллюминаторы показал мне афганские горы. Я не…

  • Ночной бой в Фирахдаре

    Не каждая проведённая нами засада была результативной. Но за счёт того, что мы их устраивали с систематической регулярностью, результативных засад…

  • Огонь по своим.

    Продолжаю публиковать воспоминания моего друга, ветерана Афганистана Алексея Федотова. Скоро его первый рассказ выйдет в журнале "Боевое…

  • Афганская война Алексея Федотова - Река Андараб

    На днях мы встречались с моим другом, ветераном-афганцем Алексеем Федотовом, он был проездом в Москве. Ехал Алексей в Сибирскую деревню, чтобы…

  • Афганская война Алексея Федотова

    После нового года я зашел поздравить своего друга Алексея Федотова. Разговор зашел про войну, и Алексей мне прочитал рассказ, который недавно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments