dervishv (dervishv) wrote,
dervishv
dervishv

Categories:

Прилет в Афганистан – от Ашхабада до Хинжана.

24 апреля 1986 года самолет гражданской авиации ТУ-154, заходя на посадку над Кабулом, через свои иллюминаторы показал мне афганские горы. Я не забуду эту картину никогда.
Горные склоны сияли одной из своих сторон под нещадно палящим солнцем, а другой стороной являли чёрные надломанные тени, формируя извилистыми хребтами свой таинственный рисунок. Глядя на него с высоты полёта, с трудом верилось, что там внизу есть хоть какая-то человеческая жизнь....


Prilet v Afganistan

Продолжаю публиковать воспоминания моего друга, ветерана Афганистана Алексея Федотова.
Так как исторические фотографии у автора кончились, рассказ украсил своими из реконструкции по Афганистану "Нангархар 1987".

Меня как образцового бойца, уже через пару месяцев службы получившего ефрейтора, оставляли в Кишинском учебном разведывательном батальоне в качестве инструктора для последующей подготовки курсантов на оставшиеся мне полтора года службы. Эту новость я узнал за неделю до окончания учебы. Такое совсем не входило в мои планы. Один день ушло на обдумывание ситуации. Затем я “поймал” замполита батальона и изложил ему свою просьбу и доводы. Мы разговаривали минут пятнадцать. Он ещё раз спросил меня, уверен ли я. Я ответил – да. После чего он вымолвил: «Удачи тебе, я сделаю».
Меня зачислили в первую отправку. 24 апреля 1986 года самолет гражданской авиации ТУ-154, заходя на посадку над Кабулом, через свои иллюминаторы показал мне афганские горы. Я не забуду эту картину никогда.
Горные склоны сияли одной из своих сторон под нещадно палящим солнцем, а другой стороной являли чёрные надломанные тени, формируя извилистыми хребтами свой таинственный рисунок. Глядя на него с высоты полёта, с трудом верилось, что там внизу есть хоть какая-то человеческая жизнь. И вообще, что там можно защищать, кроме собственной жизни? Мои думы развеяли тепловые отводящие ракеты, которые начали сопровождать наш самолет, снижавшийся над аэродромом. Шасси лайнера коснулось взлётки, кресло под моим телом встряхнуло и тут же ушло напряжение, накопившееся за период снижения борта – не сбили, живём.
Шум на аэродроме стоял невыносимый. Ветер пытался сбить нас с ног и сорвать панамы, пыль и солнце заставляли щуриться, а аэродромные шустрилы надеялись что-нибудь у нас выменять или попросту украсть. Вид у них был «бывалый», но внутри они были гнилые и дальше трёпа, узнав, что мы из Кишинского разведбата, не решались. Ведь любой разведчик, хоть и только что прибывший с союза, мог легко «отписать в табло» любому из этих «воинов». Те, в свою очередь, это отчётливо чувствовали и удовлетворялись заискивающими улыбками. Не все служившие в афганском ограниченном контингенте обладали природной порядочностью и подлинным человеческим достоинством. Именно такие особи, как правило, и сдавали казённое имущество в дуканы, шестерили старшим и подсаживали молодое пополнение на физиологичекие зависимости, а будучи на чем-нибудь пойманными особистами, становились «неприкасаемыми» стукачами. И так было везде. Сильные крепли, слабые опускались, а всем остальным - как повезёт.
Между тем, нашу команду понемногу начали разбирать “покупатели”. Кого-то взяли в “полтинник”, кого-то увезли в Джеллалобад, кого-то ещё куда-то. Узнав, что я из Рязани, мне сообщили, что здесь в Кабуле на радиолокационной станции, расположенной на одной из ближайших сопок, служит мой земляк прапорщик Петя Рагулин. У меня поинтересовались, может я про него слышал, и не хочу ли к нему пойти. Я ответил, что я не только про него слышал, но и хорошо его знаю, так как он был моим соседом по улице и жил в доме напротив. Я знал его всё своё детство и юность, часто бывал у него в доме и почти каждый день с ним здоровался, так как от моей калитки до его было не более 30 метров.

RAG_5664-1

- Мне он дома надоел, - шутливо ответил я на предложение, - тем более, что я - разведчик, а он - связист. Предлагавшие рассмеялись, подтвердив, что Петя действительно говорливый. Позже я узнал, что точку Петра Рагулина духи накрыли эресами, он получил ранения головы и его комиссовали. После службы я с ним иногда виделся, но мы никогда не разговаривали о службе в Афганистане.
Итак, в Кабуле мне места не нашлось, и меня с остатками Ашхабадской команды на вертушке отправили в Баграм.
Там запомнились ребята из баграмского разведбата. Они подходили к нам, расспрашивали, присматривались, но и в Баграме мне остаться, как и многим другим, было не суждено. В результате, команду человек в двадцать погрузили в крытый синим тентом камаз и под прикрытием БТРов отправили в 177МСП в Джабаль-Усарадж. Выехали рано утром. Мы уже как будто привыкли к Афганистану. Едем в бортовом камазе, трясёмся на кочках, болтаем. Ну, дорога и дорога, что с того. Но минут через двадцать Чирикарская зелёнка дала о себе знать. Синий тент грузовика, скрывавший молодое пополнение от взглядов снаружи, прошила автоматная очередь. Затем ещё одна. Через простреленные отверстия ворвались лучи наружного света, старший скомандовал «всем упасть, прижаться к полу». На БТРах заработали пулеметы, ведя ответный огонь. Все вжались в пол, затаив дыхание.

RAG_5907-1

Только теперь мало-помалу через лёгкий, ещё не до конца осознаваемый мандраж, мы начали понимать, куда мы попали. Чужие рассказы про войну в Афганистане начали превращаться в ощутимую всем нутром реальность. Старший сообщил, что нас обстреливают с зеленки и всем лежать, не шевелиться. Звуки выстрелов и дырки в тенте это наглядно подтверждали. Через какое-то время стрельба утихла, из нас никого не зацепило. Это был самый первый обстрел, под который я попал по пути к месту дальнейшей службы. Первый, но не последний. Впереди был Джабаль-Усарадж с праздничными апрельскими «подарками».
В Джабаль-Усарадже располагалось командование 177 МСП 108 МСД, туда нас и привезли. Разместили в каком-то модуле и, не торопясь, разбирали по подразделениям. Пробыли там день или два. И вот 27 апреля в день апрельской революции, где-то в полдень, из Чирикарской зелёнки начался обстрел реактивными снарядами. В подобные даты духи присылали «традиционные праздничные подарки», накрывая советские и афганские расположения внезапными обстрелами. Это была их обычная практика. Они били как на наши праздники, так и на свои. Снаряды начали ложиться по всей территории части. Один из них угодил в ворота ангара, где располагался клуб. Другие рвались поблизости в хаотичном порядке.

RAG_5737-1

В ответ включилась полковая артиллерия, затем установки залпового огня «Град», несколько раз в зелёнку выстрелил «Гиацинт», оставляя там гигантские пятна пыли. Нас молодых, бегом согнали в укрытие по типу большого котлована, выкопанного за клубным ангаром с противоположной стороны от зелёнки. Грохот вокруг стоял неимоверный. Обстрелы продолжались день или два. После последнего обстрела от нервного перенапряжения меня просто трясло, паники не было, но я долго не мог унять непроизвольную дрожь во всём теле. Примерно подобное происходило и со всеми остальными из молодого пополнения. Вот это и есть реакция молодых и необстрелянных. К тому же мы были без оружия, что значительно усиливало эффект внутренней тревоги.
Но обстрелы закончились, полк набрал из нашей команды новобранцев кого хотел, а за остальными приехали «покупатели» из батальонов. Так, нас с Валерием Тимошиным, прослужившим вместе со мной в одном взводе с самой учебки, отправили в команде из 9 человек через перевал Саланг на его северную сторону.
1 мая 1986 года – мы, молодые сержанты из Кишинского разведбата, прибыли в уезд Хинжан, н.п. Чаугани на 31 сторожевую заставу, где и были зачислены после проверки физической и психической подготовки в состав первого разведвзвода первого мотострелкового батальона сто семьдесят седьмого мотострелкового полка.
Так продолжилась моя срочная воинская служба войскового разведчика на территории Демократической Республике Афганистан. Поставленная перед собой задача была выполнена – я в Афганистане в составе разведподразделения.

RAG_5669-1

2020



Tags: Алексей Федотов, Афганистан, Валерий Вощевоз, Нанграхар 1987, афганцы, ветераны боевых действий, война, история, реконструкция
Subscribe

Posts from This Journal “Алексей Федотов” Tag

  • Сторожевой пост "Марс".

    При всём моём уважении ко всем прошедшим войну в Афганистане, я порой, без преувеличения, даже «смущаюсь», когда кто-либо…

  • Ночной бой в Фирахдаре

    Не каждая проведённая нами засада была результативной. Но за счёт того, что мы их устраивали с систематической регулярностью, результативных засад…

  • Огонь по своим.

    Продолжаю публиковать воспоминания моего друга, ветерана Афганистана Алексея Федотова. Скоро его первый рассказ выйдет в журнале "Боевое…

  • Афганская война Алексея Федотова - Река Андараб

    На днях мы встречались с моим другом, ветераном-афганцем Алексеем Федотовом, он был проездом в Москве. Ехал Алексей в Сибирскую деревню, чтобы…

  • Афганская война Алексея Федотова

    После нового года я зашел поздравить своего друга Алексея Федотова. Разговор зашел про войну, и Алексей мне прочитал рассказ, который недавно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments