dervishv (dervishv) wrote,
dervishv
dervishv

Чечня. Республика "Мало ли чего".

Оригинал взят у wotanson в Чечня. Республика "Мало ли чего".
В начале ноября, в составе делегации всероссийской организации ветеранов «Боевое братство» мне довелось побывать в Чечне, в одной из частей 46-й особой бригады оперативного назначения внутренних войск. Пост размещенный под катом далек от официоза и является скорее набором личных впечатлений и кратких пояснений, в массе своей составленных со слов бойцов все той же бригады. Фотографии и текст  просто дополняют друг друга, без какой то особенной привязки .

Предыстория

В 2000 году в ходе визита в Чечню губернатора Московской области Бориса Громова, который также является председателем «Боевого братства», между правительством Подмосковья и командованием внутренних войск был заключен договор об оказании шефской помощи только что сформированной 46-й ОБРОН. Областные города взяли шефство над различными частями бригады.
    Первоначально, в связи с неспокойной обстановкой в республике, шефы привозили грузы каждые два месяца. Сейчас визит носит ежегодный характер и приурочен к дню образования бригады – 1-му ноября.
Транспортный самолет не самое комфортное средство передвижения. Лишь опытные бойцы знают как устроится поудобнее.

Помимо периодичности поездок, со временем поменялся и состав грузов. Если раньше везли абсолютно все – от продуктов и медикаментов, до элементов вооружения, то теперь посылают вещи необходимые в повседневной, мирной жизни. В основном это бытовая и оргтехника. Сама же бригада, прочно закрепила свои позиции в регионе, а временные палаточные лагеря превратились в современные ухоженные городки, состоящие из небольших коттеджей и общежитий квартирного типа. Бойцы бригады охраняют порядок не только в Чечне, но так же в Дагестане и Ингушетии.



    

Республика «Мало ли чего»

На аэродроме в Моздоке, откуда мы должны были ехать уже в саму Чечню, подмосковная делегация разделилась. Кто-то полетел на вертушке в Грозный, в центральный штаб бригады, а остальные, в составе бронеколонны, поехали в подшефные части. Мне «повезло». Часть в которую предстояло отправиться мне, является наиболее отдаленной от Моздока. Перспектива трястись по местным дорогам более 4-х часов, в тесной, душной бронемашине казалась не очень радужной. Тем не менее, я не сильно расстроился, решив, что поснимаю по пути «местный колорит».

В Москве меня заранее проинформировали о том, что в Чечне есть вещи, которые снимать не то что нельзя, а просто опасно. Список объектов постоянно меняется, а так как логика военных вещь странная, то угадать, что же конкретно входит в данный список можно не всегда. Для уточнения ситуации я обратился к командиру группы прикрытия, которая должна была доставить нас в часть.
- Снимай все, оружие у нас - не задумываясь ни на секунду ответил он. – А вообще не стремайся, щелкай. Мир в Чечне.
- Так а чего же вы нас встречаете на бронеколонне со спецназом?
- Да мало ли чего.
«Мало ли чего» именно эту фразу я впоследствии слышал в ответ практически на все мои вопросы о мерах безопасности принимаемых, со слов военных, в «одной из самых мирных республик в мире».
Из разговора с военнослужащим:
- Здесь тишина и покой. Это в Москве там сказками пугают, что мол в Чечне опасно. Я вот в город хожу, даже оружие с собой не беру. И жена моя ходит без проблем.
- Ну так мне тоже можно (за время визита нас не выпускали за ворота части без сопровождения)
- Лучше не надо, у тебя же бронежилета нет.( смеется)
- Ну зачем же бронежилет, если все спокойно?
- Да мало ли чего.
При официальной позиции «в Багдаде все спокойно», неофициальные разговоры о криминальной обстановке в республике сводятся к непонятным для постороннего шуткам, ухмылкам и все тому же «мало ли чего». Сложно сказать чего же здесь больше – реальных опасений или воспоминаний о недавнем военном конфликте.
С другой стороны, глядя на типичные для юга России небольшие аккуратные поселки, по сравнению с которыми многие села центрального региона действительно выглядят как место боевых действий, броня, пулеметы и сопровождение и в правду кажутся всего лишь подстраховкой. Единственное на чем сходятся абсолютно все мои собеседники это то, что в Дагестане и Ингушетии намного опаснее. Особенно для людей в форме.


Колонны регулярно подвергаются обстрелу. При этом не каждая машина имеет броню. Для большей безопасности на стекла вешают бронежилеты.

Люди в форме.

- Убивают ФСБшников и ментов, военных реже. При чем не всех подряд, а тех кто начинает кидать понты и трясти различными корками, местные такое не любят, отчасти потому, что сами любят помахать корками и покидать понты – Все это мне рассказывает как раз один из таких местных. Не согласится с ним невозможно. Значительная часть населения мужского пола носит камуфляж, самых разнообразных родов войск и расцветок. У особенно отличившихся во всю спину идет надпись «ФСБ». Многие право ношения формы подтверждают различными удостоверениями, либо знакомствами с теми, у кого эти удостоверения имеются.
О том, кто в Чечне действительно имеет отношение к силовым ведомствам, а кто к простому магазину спецодежды понять трудно. Поэтому военные стараются лишний раз с такими персонажами не связываться. Все по той же причине - мало ли чего.
Кстати бойцов бригады за воротами части опознать проще всего – они ходят в обычной одежде.


Мама ведет ребенка в детский сад мимо колонны отправляющейся на боевое дежурство в Дагестан.

Отношения с местными.

Тот факт, что население Чечни не очень-то жалует военных, не станет ни для кого сенсацией. Оговорюсь сразу, что военных не любят именно потому, что они военные, а не потому что русские. Эта нелюбовь однако, не мешает чеченцам всячески сотрудничать с военнослужащими, открывая поблизости от КПП магазины с продуктами и снаряжением, цены на которых в разы ниже тех, что есть в расположении части.
Помимо продуктов и одежды местная молодежь промышляет тем, что возит для солдат различную электронику из Махачкалы, где в связи с организацией некой «свободной экономической зоны» цены на технику в разы дешевле. Учитывая то, что многим солдатам, кроме как на сигареты, деньги девать практически некуда, отдельные бойцы «до зубов» укомплектованы последними моделями смартфонов и КПК от ведущих производителей.



Некоторые чеченцы сами стремятся попасть в ряды внутренних войск. Главным фактором для них является зарплата, в разы превышающая те деньги, которые можно заработать «на гражданке». По этой же причине в части служит много представителей других кавказских народов.
Со стороны военных я так же не встретил никаких проявлений национализма ни по отношению к местному населению, ни к сослуживцам не-славянских кровей. Темы межнациональных отношений всплывают в общении только в виде сальных армейских шуток, на которые редко кто обижается.
Основной «национальностью» здесь является принадлежность к тому или иному подразделению - разведка, спецназ, саперы и т.д. За тот короткий срок, который мы провели в части, мне так и не удалось установить, кто из них кого не любит и почему, но как я понял, если конфликты и возникают, то именно на этой почве.



Военнослужащие танцуют на вечере в офицерском клубе. Перед началом танца:
 - Поставьте хорошую военную песню, чтоб всем понравилась
 - Военных нет
 - Ну так ставьте "Лезгинку"
, это тоже самое


Нелегкие связи.
На примерно тысячу человек, в части приходится 56 женщин. При чем большая часть замужем. Среди солдат и офицеров достаточно высок процент молодежи, поэтому  проблема отношений с противоположным полом стоит более чем остро



Если те, кто живет не особенно далеко от части , могут ее решить, то ребятам из отдаленных областей приходится туго.
Учитывая менталитет местного населения, на легкие связи с девушками рассчитывать не приходится. Тем не менее подобные связи случаются.



Приглашенные артисты редкость. Поэтому все звезды здесь из числа личного состава. Танец живота гвоздь любой концертной программы

Основной объект страсти - разведенные чеченки. В силу местных обычаев рассчитывать на повторное замужество им не приходится .  Кстати именно чеченки выступают инициаторами отношений. Дальше лишь дело техники и мастерство конспирации, дабы не попасться на глаза братьям возлюбленной

- Если поймают, в лучшем случае заставят жениться. Но на это даже не стоит рассчитывать.

Несмотря на конспирацию, местное население догадывается о подобных вещах. Это служит еще одно причиной нелюбви к военным.

Про культ личности.

Первое, на что обратит внимание любой оказавшийся в Чечне это монументальные портреты Рамзана Кадырова, размещенные буквально на каждом углу. Президент Чечни присутствует на них в различных вариациях – то он на коне, то с оружием, то в спортзале, а вот он уже на встрече с Владимиром Путиным, которая проходит, судя по расстилающемуся на заднем фоне горному хребту, прямо на облаке.
К слову сказать, Владимир Владимирович второе по популярности лицо на плакатах. Следом за ним идут Кадыров старший и Дмитрий Медведев.
Кадырова так много и он так вездесущ, что на ум приходит сюжет скандального фильма «Generation-П», где все политики на самом деле существовали лишь в виртуальной реальности и были напиханы во все рекламные ролики для воздействия на подсознание граждан, в то время как на самом деле миром управляла кучка жрецов одного древнего культа.
Не могу сказать действительно ли чеченцы так любят своего руководителя, но уважение к нему огромное.



В части воспитывают свой "культ личности". Вдоль парковой аллеи размещены портреты великих полководцев

Грозный.
К сожалению, в силу различных причин, нам попасть в столицу Чечни не удалось, поэтому вместо своего, я привожу мнение коллеги, который там побывал:
- На огромные деньги выделяемые из государственного бюджета, Рамзан Кадыров построил огромный макет идеального города в масштабе 1:1. Во время войны, в руинах которые были на его месте жизни было гораздо больше.

Подобное мнение разделяют практически все кто там побывал, поэтому оспаривать  его не буду.


Бригада



- Вот он, наш Лас-Вегас. Круто да?
Командир сопровождения показывает куда-то вправо. С того места где я сижу не видно предмета обсуждения, так как и без того крошечные бойницы закрыты бойцами. Правда совсем скоро неосвещенная дорога петляет и я понимаю, про что шла речь.
Непроглядный мрак зарывают сотни прожекторов и фонарей, уходящих, как мне показалось куда-то за горизонт. После 200 километров практически неосвещенной местности, часть действительно впечатляет. Особенно в сравнении с населенным пунктом в котором она находится.
За тремя периметрами охраны раскинулся настоящий город, имеющий полностью автономную инфраструктуру и систему коммуникаций. Планировка городка прямоугольная - главную улицу перпендикулярно пересекают улицы поменьше. Здесь есть больница, магазины, кафе, небольшой парк, детский сад и конечно же подсобное хозяйство.


В части давно перешли на экологически чистый транспорт. Все грузы в периметре перевозят четыре осла.

Простые солдаты живут в казармах, офицеры в общежитиях квартирного типа, а для семейных предоставляются комфортабельные коттеджи. Дисциплина в бригаде железная. Понятие "дедовщины" в обычном его понимании отсутствует. Все гораздо проще. Здесь жизнь сама определяет кто кем будет. По сути в этом еще один секрет порядка. В закрытом социуме, живущем в постоянной боеготовности, командир должен быть реальным авторитетом для своих подчиненных. Особенно если большой процент среди них занимают кавказцы, которые слабость не прощают.
- Мы тут живем не столько по уставу, сколько по понятиям. Если ты лох, опустят в два счета, а на погоны даже смотреть не будут.



46 ОБрОН была образованна 11 лет назад , на базе 101й бригады оперативного назначения. За 11 лет существования 480 военнослужащих бригады удостоенны наград за проявленные мужество и героизм.




46-я ОБРОН одной из первых в стране полностью перешла на контрактную форму комплектования. Минимальный срок, на который заключается контракт – 3года. Самая низкая заработная плата 29 тысяч рублей. Размер выплаты зависит в большей степени от выслуги лет, чем от звания.


Некоторые офицеры части в которой я был, получают больше, чем командир батальона.
Сейчас в бригаде служит более 15тысяч человек. Состав несет боевое дежурство не только в Чечне, но и в соседних республиках.
В отличии от большинства регионов России, в Чечне значительно распространена альтернативная энергетика. В частности многие дома отапливаются благодаря геотермальным источникам

Зачем.


Здесь нет случайных людей. Каждый военнослужащий знал куда он идет и не строил на этот счет никаких иллюзий.Как я уже сказал, определяющим фактором при выборе службы в Чечне, для большинства опрошенных мной ребят, явилась достаточно высокая и стабильная зарплата. Она в разы больше того, что можно заработать в регионе и весьма неплохая даже по московским меркам. Основная масса копит на собственное жилье. - Сам я из Кизляра. Там, если работать честно, максимум на что можно рассчитывать это десятка в месяц. Здесь я получаю 35. Это мой второй контракт, после его окончания куплю квартиру в Ростове и продолжу служить там. Работа конечно тяжелая, но в любом случае это лучше чем платить ипотеку
.
Вот такую елку смастерили бойцы к новому году.

Но деньги не единственная причина служить здесь. Как рассказал мне один из собеседников, многие военнослужащие переживают здесь тяжелые жизненные ситуации. Особенно высок процент тех, кто пришел служить после развода.
Люди фактически бегут от своих проблем на службу. За те три года, на которые заключается минимальный контракт, проблемы дома устаканятся, да и многие женщины по другому смотрят на бывших мужей, вернувшихся домой с кругленькой суммой.

Помимо зарплат контрактники отличаются прекрасной физической формой. В каждой казарме есть свой комплек тренажеров. Помимо этого в части есть большой спортивный комплекс.

Помимо личного, многие бегут просто от безработицы и безделья, захвативших многие небольшие городки и деревни.

- В моем селе все пьют, потому что больше делать нехрен. Работы нет никакой, до города аж с двумя пересадками. Я плюнул на все да уехал сюда. Теперь я на родине состоятельным человеком считаюсь. Во время отпуска в школу при-глашают, на уроки патриотического воспитания, в администрацию. Недавно вот женился, с женой кстати тут же познакомился. В общем все хорошо. Теперь главное дожить до дембеля( смеется)


Заключение.

Несмотря на описанные мной блага, которые получают солдаты внутренних войск, не стоит забывать о том, что брида дислоцируется в одном из самых неспокойных регионов планеты. Мы находились в базовом лагере, но есть еще десятки палаточных лагерей расположенных в Чечне, Дагестане, Ингушетии. При чем в последних двух солдаты живут в условиях реальной боевой обстановки. В одной только 46й ОБрОН за последние полгода убито 6 и ранено свыше 45 человек.
О смерти здесь никто не думает, это табу. Просто вместо слова “последний” говорят “крайний”. Мало ли чего.





Несмотря на спокойную обстановку  несколько раз  в день периметр части обходят саперы.


Tags: Чечня, перепост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments